?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: музыка

РАЙСКИЕ ЯБЛОКИ (ХХХІІІ)

Глава 15. Женщина

Самый ранний, по-видимому, черновик “Яблок” начинается четырьмя вариантами первого куплета и сразу вслед за этим – окончание “ты же даже из рая ждала”. А уже потом – набросок второго куплета (фактически в его устойчивом виде) и пр. Начало и конец сюжета “Райских яблок” определились сразу, они были ясны Высоцкому изначально.

Read more...Collapse )
Есть мнение, что –

"Стихотворение «Моя цыганская» – одно из самых изученных в высоцковедении".

Это не так. О нем написано много – это да, но "написанное" не перешло в "изученное". Есть тьма истолкований образов и эпизодов этого текста, но никто еще не попытался увязать эти частичные истолкования отдельных образов и фрагментов в одно целое, объясняющее весь текст целиком. А не попытался потому, что не увязываются они в целое. Да и далеко не все особенности текста замечены.
Read more...Collapse )
Как приятно писать о хорошем.

Лучше всего о музыке песен Высоцкого, о его звуке и голосе написал Александр Тельников. Такой чуткости и точности мне до сих пор не встречалось. Может, потому, что он сам музыкант – скрипач и композитор.
Читать дальше...Collapse )
Перед финальной частью нашего анализа сделаем небольшое отступление о том, что сказано о тексте песни “Истома ящерицей ползает в костях...” в научной литературе о Высоцком.

* * *

О тексте этой песни, насколько мне известно, нет специальных исследований. Но отдельные фразы есть во многих публикациях.
Читать дальше...Collapse )
Можно считать строку Стоял июль, а может, март примером временнОй неопределенности лишь до тех пор, пока мы не вспомним, что за ней следует Летели с юга птицы. Так что март, господа, март (тем более что далее у Высоцкого прямо сказано – Стоял весенний месяц март, / Летели с юга птицы). А вот откуда взялся июль и что может означать сезонная невнятица в словах рассказчика – вопрос, на который надо искать ответ. Не для того, чтоб определить время, когда произошла эта история, а чтобы пополнить свое представление о смысловом поле текста еще один нюансом. Июль возник неслучайно, он несет некий авторский смысл и авторскую же эмоцию. Изучая эту деталь в контексте, мы их и пытаемся обнаружить.
Read more...Collapse )
Пару месяцев назад я задалась очередным простым вопросом: как может быть легенда реальней сновидения и бреда? (http://about-visotsky.livejournal.com/107850.html) Илья Нуретдинов (на форумах Высоцкого – kommentarij) откликнулся на заметку неожиданно: прислал копии рукописей текста и записей этой песни [1]. Они действительно имеют прямое отношение к моему простому вопросу (и об этом мы еще поговорим отдельно). Но всколыхнули и еще одну тему, которая на самом деле – горячей некуда, однако в разговорах о Высоцком, печатных и непечатных, она почему-то еле тлеет.
Читать дальше. + 3 записи Высоцкого + 2 страницы рукописейCollapse )

http://likusha.livejournal.com/436280.html?thread=5550648#t5550648

evgenybe:
“… расскажу в тему о Высоцком. Это из рассказа одного из ребят оркестра, который иногда сопровождал его концерты.

Высоцкий никогда не мог точно настроить гитару. И она звучала чуточку с диссонансом. Сказать об этом Высоцкому ребята стеснялись. И вот однажды, когда Владимир ушел за кулисы отдохнуть, один из оркестрантов взял его гитару и настроил ее правильно, подшучивая на тему о том, что Высоцкий, мол, отличный поэт, а вот абсолютного слуха у него нет.

Вскоре Володя вернулся. Она взял гитару, подошел к микрофону и начал играть и петь. Буквально после пары первых аккордов он вдруг остановился, отвернулся от микрофона и спросил "Какая с...ка трогала мою гитару?". Потом слегка отпустил несколько струн, попробовал взять аккорд, а затем, уже в микрофон сказал "Ну. вот теперь нормально". И продолжил концерт”.

likusha:
“Очень интересный случай... Но прости, Женя, немножко сомнительный. Неужели никто не замечал? И Марина не заметила? Я на гитаре не играла - а ты как считаешь, игравший и играющий, - можно ли ПОСТОЯННО неточно настраивать свой инструмент и не замечать? И чтобы никто-никто не замечал? Что же, его окружали такие трусливые приятели?”

evgenybe:
“Замечали многие. И я в том числе. Говорили ли? Наверное говорили. Но...

Вы ведь знаете происхождение слова "блюз" и что такое "голубые ноты". В фортепиано такое невозможно. Там настройщик высококвалифицированный специалист, а настройка каждой клавиши (струны) производится четко по полутонам. В гитаре же настройка производится иногда чуть ли не каждый час. Струны отпускаются, колки на грифе открыты и их легко зацепить. И тогда струна чуть сильнее натягивается, или приспускается. причем иногда меньше, чем на полтона. Иногда даже меньше четверти тона или того меньше.

Думаю, Володе это было нужно для того чтобы придать звучанию каждого аккорда некий "голубой" диссонанс, и тогда звучание гитары становилось не академическим, а домашним или, при более сильном диссонансе - дворовым. Вкупе с хрипловатым голосом Высоцкого получалось некоторое особое лишь ему присущее звучание. А певец, обладая очень хорошим слухом, это остро слышал и чувствовал, и делал это намеренно.

Ну, а приятели не трусливые были. Просто им не хотелось обижать любимого барда”.
В статье о возможном влиянии Анчарова на ВВ А.Кулагин упоминает исполнение Анчаровым народной песни “Покатилися дни золотые”:

Покатилися дни золотые
Воровской беспроглядной любви.
Ой вы кони мои вороные,
Чёрны вороны – кони мои.
Read more...Collapse )
Позавчера mi3ch опубликовал вот такую заметку под названием “ВВ” (http://mi3ch.livejournal.com/2198961.html):

“Немецкий бард Вольф Бирман переводил на немецкий Владимира Высоцкого.
Одну из песен он назвал "горизонтальной Голгофой". Это довольно известная песня, но я никогда не видел в ней библейских аллюзий.
Сможете догадаться?

Комментарии скринятся
Ответ завтра

upd
пока ни одного правильного ответа:
все слышат слова про библейские аллюзии и никто не обращает внимания на "горизонтальную Голгофу"”

Никаких текстов ВВ, подходящих под заданный параметр, я не нашла и решила, вспомнив школьную привычку, подглядеть ответ. То есть выяснить, чего такого у ВВ переводил Бирман. На сайте “Высоцкий на разных языках” нашла одну песню про госпиталь (http://www.wysotsky.com/1031.htm; Im Lazarett [W.Biermann]), которая, ясное дело, не подходила, и решила больше не искать, а подождать до завтра.

Ответ:

“Это песня про госпиталь.
Про солдата, который лежит, прикованный к кровати и двух его соседей по палате – слева и справа (горизонтальная Голгофа).
Иисус был распят между двумя разбойниками – "хорошим", который защищал его и "плохим", который всячески поносил и издевался над ним.
Так и у Высоцкого – сосед слева "Издевался – мол не встанешь, не увидишь, мол, жены..."
и сосед справа, говорящий правду: "Был бы жив сосед, что справа, - он бы правду мне сказал"”.

Тут впору лишиться дара речи. :)

Вполне допускаю, что немец, даже хорошо знающий русский язык, мог и недопонять. Но mi3ch-то зачем пошел у него на поводу? Он ведь был совершенно справедлив к песне о госпитале: "никогда не видел в ней библейских аллюзий".

При чем Голгофа к этой песне? Ведь не то что о мученической, но и ни о какой другой смерти героя там речи нет ни в тексте, ни в подтексте. А уж фраза про соседа справа, говорящего правду, – верх абсурда. Правду герою сказал как раз сосед с другой стороны:

Тот сосед, что слева, мне
Вдруг сказал: «Послушай, парень,
У тебя ноги-то нет».

Причем таки нет ноги, потому что - и это уже правда из его собственных уст:

Если б был я не калека
И слезал с кровати вниз…

В последних двух строках –

Был бы жив сосед, что справа,
Он бы правду мне сказал –

речь не о правде-истине, а о сочувствии, милосердии. Поддержка герою этой песни нужна. А правду он и сам про себя знает.

Ох уж эти высокие темы, возвышенные образы и параллели! Как они умеют сбивать с панталыку, сколько фантомов порождают... :)
Окончание обсуждения песни про Сережку Фомина на Форуме Высоцкого на Куличках (http://ubb.kulichki.com/ubb/Forum53/HTML/000408.html, февраль 2004).

svetliok:
Почему рассказчик не выразил четко свое отношение описанной в конце ситуации? Скорее всего, ВВ хотел оставить открытый финал, чтобы активизировать сознание слушателя. Иначе песня могла бы завершится репликой "Но давать Героя - это брось!".

Вообще воодушевления у ВВ и тем более среди героев его раннего творчества советские ордена не вызывали.

Медали и ордена у ВВ часто эквивалентны смерти:
Read more...Collapse )
... “Три медведя”, “Заколотый витязь”.

Мы здесь уже обсуждали, какие картины Высоцкий мог иметь в виду в этих строчках. Первое название указывает на знаменитых шишкинских мишек – “Утро в лесу”, а второй картиной, вероятнее всего, является “После побоища Игоря Святославича с половцами” Васнецова.

Еще два штриха к теме обнаружила в одной из старых тем Форума Высоцкого на Куличках (http://ubb.kulichki.com/ubb/Forum53/HTML/000408-2.html, февраль 2004):

Книгочей заметил, что в Третьяковской галерее эти две картины висят практически рядом. А kommentarij добавил, что “медведь и витязь – существа, в первую очередь ассоциирующееся с Россией”.
Вот такой ответ нашла на просторах ЖЖ:

"У нас очень любят Близость К Народу и Душевность, а также простоту музыки - чтобы тексту не мешала. Причём любят все. Поэтому у нас популярны и Цой и Высоцкий, среди любителей русского рока - Башлачёв".
http://useless-faq.livejournal.com/13228329.html?thread=409947177&

Так, может, зря я верещу, что мы не слушаем, о чем поет Высоцкий? :)
В 1989 в журнале “Музыкальная жизнь” была опубликована большая статья Н.Шафера “О так называемых блатных песнях Владимира Высоцкого”. В сети этот текст есть на персональном сайте автора. Вот выдержка из нее – автор сравнивает “О нашей встрече…” Высоцкого с блатными песнями.
Read more...Collapse )
Широко известны записи Высоцкого, сделанные этим человеком в середине 70-х. А вот о нем самом в связи с Высоцким пишут мало и знают, соответственно, немногие.

В архиве Форума Высоцкого на Куличках я обнаружила тему “Кто такой Константин Мустафиди?” (http://ubb.kulichki.com/ubb/Forum53/HTML/000399.html), а в ней в качестве ответа на вопрос одного из форумчан был выложен, как сказано в пояснении, текст книжки, прилагавшейся к коллекционному изданию дисков “Владимир Высоцкий в записях Константина Мустафиди”, 2003 года издания. В сети я этот текст не нашла, выгладываю здесь рассказ К.Мустафиди в том виде, в котором он был опубликован на Форуме.
Read more...Collapse )
В сообществе bards-ru появилась новая статья Б.Алмазова “Белая песня” – об авторской песне. Упоминается в ней и Высоцкий. Вот этот фрагмент:

“Я не говорю о самых непримиримых, как А. Галич и Ю. Ким, которых система исторгала, правда не смогла принудить замолчать. Не говорю о Высоцком, который оказался системе не по зубам, да и умер как раз в 1980 году. Его не сумели и не успели ни исторгнуть, ни приручить!”

http://bards-ru.livejournal.com/1354430.html
Дальше – больше...Collapse )
В общем, статья новая, а подход – старый. И в который раз с тем же результатом: с политизированной точки обзора Высоцкий видится очень и очень смутно, так что даже ясно ощущаемые его отличия от коллег по жанру совершенно невозможно внятно выразить. А что уж о тонкостях говорить...
Из архива Форума Высоцкого на Куличках:

http://ubb.kulichki.com/ubb/Forum53/HTML/000291-27.html

sergV, написано 14-02-2006:
<...> выскажу мысль, отражающую исключительно мое личное восприятие: мне не нравятся многие исполнения у Шемякина: кажется, ВВ “переигрывает”. Есть некое ощущение неестественности.Дальше – больше...Collapse )

Далее речь идет об исполнениях Высоцким “Речечки” разных лет:
у А.Митты – 1975,
у М.Шемякина – 1978,
у А.Вайнера – 1980
(все даты – по Индексу фонограмм Высоцкого: http://vysotsky.km.ru/russ/page/12_ind_phonogramm/vv_info.php-id=1127.htm).

sio-min, написано 15-02-2006 12:47:

[“Речечка” у Вайнера] – это исполнение, от которого звёзды мирового рок-вокала (и вообще мастера композиционного построения песни - завязка, кульминация, финал, контрапункты) должны помереть от зависти. И это при том, что средств-то – всего ничего: голос да гитара...
<...>
sio-min, написано 17-02-2006:

У Митты была разминка, на уровне исполнительской идеи. ВВ пробовал разные ритмы, оттенки, а на словах “Ой, гроб несут...” – там, где у Вайнеров вообще кульминация и контрапункт с переходом на полтона выше (кто говорил, что ВВ плохо играет на гитаре? – ну-ка, попробуйте сделать то же самое!) – ВВ у Митты вдруг вообще как бы неожиданно потерял интерес к песне и допел её просто “на выбеге” – только что не бросил.

А у Шемякина как бы пробовалась альтернативная идея – нарочитой монотонности, с постепенным медленным наращиванием напряжения – как в “Болеро” Равеля. Похоже, что ВВ в чистом виде и эту идею отринул, хотя её отголоски сохранились и у Вайнеров.

Я слушала, но не сравнивала разные исполнения Высоцким “Речечки”. Скажу только про одно – шемякинское. Вернее, присоединюсь к Дануте Сиесс-Кжишковской и немножко добавлю.

Шемякинская “Речечка” – шедевр Высоцкого-исполнителя. Ни одну свою песню, включая гениальных “Коней”, он не пел так, как эту бесхитростную, примитивную “Речечку”. Вот именно потому и не пел так свои  – что им это было лишнее. 

Высоцкого вело безошибочное чутье – ощущение гармонии целого. Во всех его собственных песнях, даже с самыми простенькими на вид текстами, нет нужды – нет места голосовым фиоритурам. А Высоцкий-исполнитель их умел да еще как! Во всю свою ширь, мощь он и развернулся в шемякинской “Речечке”, этой энциклопедии исполнительских приемов ВВ. Вот такой вот был стандарт у Высоцкого-певца.
На этот раз вопрос – сразу с ответом. Что значит "на них мильон меняют по рублю"?

http://ubb.kulichki.com/ubb/Forum53/HTML/000291-37.html

sio-min, написано 21-08-2006:

<...> "МЕНЯЮТ" – "мильон терзаний" (А.С.Грибоедов), мильон "крови, пота и слёз", мильон повторений, мильон труда и нервов – на рублёвки равнодушных зрителей, которые зевают, жуют мороженое, торопятся бежать в раздевалку и буфет и пр.

Интересно, какие еще ответы возможны...


ОБРАЗ ВЕТРА В ХУДОЖЕСТВЕННОМ МИРЕ ВЫСОЦКОГО

Из статьи Елены Купчик "Ветер в песенном творчестве В. Высоцкого и А. Галича: слово и образ" (сб. "Владимир Высоцкий: взгляд из XXI века". – М., 2003):

С. 190
"... чрезвычайная редкость в окуджавских песенных текстах образа ветра (относящегося к излюбленным образам русских поэтов) может служить одним из доказательств относительной статичности картины мира Б. Окуджавы – на "фоне" А. Галича и особенно В. Высоцкого.

Образ ветра играет существенную роль в реализации важнейших тем творчества В. Высоцкого – таких как судьба человека и страны, жизненные испытания, освоение пространства и др. <...>

С. 191
Ветер у Высоцкого предстает весьма активной, порой агрессивной силой – не легким дуновением, а мощным потоком воздуха, способным пронизать любой материальный объект, неодушевленный или одушевленный. Повторяющимся у поэта является образ пространства, открытого всем ветрам. <...>

С. 192
Определения ветра заключают в себе представление о нем как стихии активного действия и часто нелегкого характера. Большинство его действий и признаков принадлежит ветру как живому существу. <...>

Из других живых существ соответствием ветрам являются кони. Два важнейших для В. Высоцкого образа обладают существенным сходством. Это воплощение энергии, верные помощники человека, порой спасающие его от смертельной опасности. Кони перемещают героя по земле, ветра – по океану. <...> Позитивному ветру присуще неприглушенность звучания: он "кричит, а не шепчет тайком", поет звучные песни. Такой ветер во многом близок лириче-

С. 193
скому герою В. Высоцкого – свободному (и свободолюбивому), энергичному, порой жесткому в действиях и словах, поющему во весь голос (в том числе, как и ветер, "песню грубую"). Этот ветер как воплощение свободной стихии вносит в затхлость обыденного бытия свежую струю <...>.

"Отрицательный" ветер оказывается уподобленным текущей воде – он "течет", "сочится". Голос такого ветра – шепот ("шепчет скабрезно", "шепчет тайком"). Несомая этим ветром информация представляется герою не соответствующей действительности: "Ветер врет, обязательно врет!"

С. 195
Представляя собой внешнюю по отношению к человеку стихию, ветер у обоих авторов [Высоцкого и Галича. – Л.Т.] отображает и внутреннее состояние личности, соотносясь с активной и свободной душой героя В. Высоцкого и подчеркивая душевную тревогу и одиночество героя А. Галича".


Игорь Збриж
В ТОЧКЕ РАВНОДЕНСТВИЯ

(О песне Высоцкого "Я из дела ушёл")
Я ведь тоже кошусь на эти самые века
Высоцкий – Эрдману.

Большой соблазн – увидеть в этом сюжете раздумья Высоцкого о смерти, "заранее проигранный в стихах уход из жизни"[1], предвосхищение своей посмертной судьбы [2]. Спору нет, похоже. И "уход" – традиционный синоним смерти, и конь – заупокойное животное, и многие другие образы и детали: от в чем мать родила (= в рожденье смерть проглядывает косо) до предстояния лику. Но... На дворе только 1973-й год, Высоцкому всего 35, еще 7 лет впереди... А главное, конечно, не цифры, главное, как всегда, тон, интонация, с какой это сказано. Я из дела ушел. Настоящая поэтическая репетиция собственной смерти звучит совсем по-другому: Я когда-то умру, мы когда-то всегда умираем... Вот здесь действительно предчувствие, и боль, и страх... А в 73-м – там пока только след, слабый намек. Cтержневой смысл там другой, более того – противоположный. "Я из дела ушел" не о смерти – о жизни [3].

Итак, 1973-й год. Высоцкий – народный любимец. Созданы целые циклы прекрасных песен: "блатные", "военные", "спортивные", "горные", "морские". Всё хорошо, и большие люди зовут... пора вступлений и прелюдий прошла. Позади – время чистого восприятия мира, накопления разнообразных знаний, опыта и впечатлений, порой разрозненных и недостаточно оформленных в сознании.
Мы многое из книжек узнаем,
А истины передают изустно…
Неслучайно это сказано именно сейчас. Мы многое из книжек узнаем – это про детей, на которых опыт чужих жизненных битв стекает с пожелтевших книжных страниц. Это – про детство и юность. Многое – значит, юность позади. А мудрое знание, что жизнь познается из самой жизни, изустно, говорит о том, что вот-вот позади останется и молодость.

На пороге зрелости мыслящий человек – художник особенно – острее ощущает время, не столько в его будничном разумении, сколько в бытийном. Понимают ли современники его слово? Адекватно ли народное поклонение разговору, который он пытается вести с миром, с людьми, с самим собой? Не угрожает ли ему опасность пойти на поводу у всеобщего обожания, успокоившись на том, чего уже достиг? Что останется после него, если дело и дальше пойдёт так же, как видится сейчас, – хорошо?

Из более ранних текстов видно, что такие мысли и прежде посещали Высоцкого. Но сейчас они злободневны, как никогда: время у него еще есть, но его остаётся не так уж много, и Высоцкий это чувствует. Неслучайно многие образы и мотивы этого текста ассоциируются с размышлениями о смерти [4].

Он не отступается ни от чего, зная цену себе, как творцу, и именно поэтому обращает взор в грядущее, в определённом смысле порывая с прошлым, вернее, вырывая, высвобождая себя из его объятий.
Я из дела ушел, из такого хорошего дела!
Ничего не унес – отвалился в чем мать родила.
Не затем, что приспичило мне, – просто время приспело,
Из-за синей горы понагнало другие дела.
В том, что герой называет "хорошим делом", с одной стороны, – искреннее восхищение временем молодости, "пройденным этапом", понимание его роли в своей судьбе, с другой – горькая ирония по отношению к тому положению, в котором он оказался на пороге зрелости, двусмысленному и опасному, о котором в другой песне сказано: "Всё хорошо, не вру, без дураков". Это состояние герой ощущает пагубным для главного – своего предназначения. Ибо всё хорошо влечет к покою, бездвижности, которая в мире Высоцкого – один из ликов смерти.
Ничего не унес – отвалился в чем мать родила.
Юноше, вступающему во взрослую жизнь, нередко говорят: "Забудь всё, чему учили в школе ". В этом напутствии больше правды, чем шутки. Багаж наспех схваченной чужой мудрости обездвиживает личностные и творческие потенциалы, лишает радости -– и горечи -– собственного познания и переживания бытия, провоцирует увязнуть в "чужой колее".
И ещё: этой строке поэта поразительно созвучны – и, возможно, помогают глубже понять истинный её смысл – слова его современника-философа:

"… есть что то, в чем есть именно "я" без каких либо предшествующих свойств. Точка равноденствия, или нулевая точка, в которой <…> человек без качеств, без свойств, нет ничего предшествующего опыту, только то, что появится в нем. Я как бы голенький хожу. Так вот, в этом "голеньком" мы все равны. И там только одно: что мы делаем сами" [5].

Может быть, именно в такой точке равноденствия находится герой песни "Я из дела ушёл", именно здесь перед ним – и перед нами, слушающими песню, – открывается новая страница в книге его судьбы.

Отзываясь знакам будущего, наступающего опыта, и сознавая неслучайность перемены, напротив – её необходимость и предопределённость судьбой, временем:
Не затем, что приспичило мне, – просто время приспело,
Из-за синей горы понагнало другие дела, –
Высоцкий обращается к библейской "книжной истине", с горечью приправляя, дополняя её другой, изустной, очевидно, воспринятой и пережитой им самим:
"Пророков нет в отечестве своем.", –
Но и в других отечествах – не густо.
Пророческий дар (читай, дар поэта) остаётся непонятым и не оценённым современниками, – этот горький смысл широко известного афоризма Высоцкий продлевает в будущее, дополняет собственным сомнением в том, что для грядущих поколений поэт-пророк и его путь станут приемлемей и понятнее. С одной стороны, здесь безусловная связь с нерадостными мыслями о недостатке подлинного сочувствия, глубинного понимания публикой слова поэта. Но не только. При том, что Высоцкий чувствует потребность и необходимость следовать собственному пути, соответствовать своему предназначению, оно, это предназначение, непредставимо для него без публики, аудитории. Ведь он – поэт поющий, а не "бумажный", специфика его дара, его дела связана с непосредственным слушательским восприятием. Это предельно обостряет извечный конфликт между внутренним стремлением художника к "самости", прокладыванию своей колеи в творчестве и судьбе, с одной стороны, и ощутимым, а нередко навязчивым и бесцеремонным сопротивлением "среды", для которой и предназначен его дар, – с другой. Эта тема проходит рефреном через всю песню.

Высоцкий отдаёт себе отчёт в серьёзности конфликта, но есть момент в песне, оставляющий просвет, дарующий надежду, что конфликт разрешим. Устремляясь навстречу другим делам, внутренне готовый к переменам, герой всё же обращает взор назад и вокруг.
Растащили меня, но я счастлив, что львиную долю
Получили лишь те, кому я б ее отдал и так.
У формулы "растащили меня" множество смысловых оттенков. Свидетельства одному из них очевидны и многочисленны – и при жизни Высоцкого, и поныне. То, что его строки разбирают на цитаты, само по себе не удивительно, а тем более не унизительно для автора и не предосудительно для тех, кто его цитирует. Замечательные точность, лаконизм и афористичность поэтического языка Высоцкого делают его тексты благодатным и, кажется, неисчерпаемым источником для цитат на все случаи жизни. Но очевидно также, что, цитируя его строки, мы зачастую не понимаем смысла того, что берем на вооружение, или понимаем чрезвычайно поверхностно, вырывая из контекста и приспосабливая к своим речам, тем самым заставляя работать на цели, порой очень далёкие от тех, которыми одухотворено творчество Высоцкого.

Вот почему вера в то, что львиная доля зёрен, которые сеет поэт, попадает на благодатную почву, звучит на этом фоне и воспринимается героем не как должное и само собой разумеющееся, а как выстраданная, заслуженная, достойная его дара привилегия. Как счастье.



[1] Кулагин А. Поэзия В.С. Высоцкого. – М., 1997. С. 130.

[2] Там же. С. 129.

[3] В границах жизни этот сюжет впервые описал Вл. Новиков, увидев в нем метафору смены творческих приоритетов:

"... слово теперь важнее игры, поэт стоит впереди актера"
(Новиков Вл. Высоцкий. – М., Молодая гвардия, 2006. С. 194).

[4] Причем такое понимание текста песни "Я из дела ушел...", по-видимому, является наиболее распространенным. Например, в строках "Растащили меня, но я счастлив, что львиную долю / Получили лишь те, кому я б ее отдал и так", "Я врастаю в коня – тело в тело, / Конь падет подо мной – я уже закусил удила", исследователь видит "экстатические моменты, переживаемые человеком Высоцкого, – в присутствии смерти, <...> в переживании смерти" (Шаулов С. Высоцкое "барокко" // Мир Высоцкого, вып. III, т. 1. – М., 1999. С. 39). Другой исследователь находит в строке "Хорошо, что ушел, – без него стало дело верней" трагизм посмертного одиночества (Ничипоров И. Своеобразие лирической исповеди в поздней поэзии В. Высоцкого // Мир Высоцкого, вып. VI. – М., 2002. С. 228).

[5] Мамардашвили М. Психологическая топология пути. Лекция 6 (http://yanko.lib.ru/books/philosoph/mamardashvili-topology.htm)
(Далi буде)

Profile

about_visotsky
Людмила Томенчук
www.art-oko.com

Latest Month

November 2016
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Tags

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com